НЕВСКАЯ
централизованная
библиотечная
система

Санкт- Петербург, ул. Бабушкина, д. 64

   
Июнь 17
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2

Очередное заседание «Краеведческих посиделок», состоявшееся 25 марта 2017 г. в библиотеке им. Федора Абрамова, было посвящено двум улицам Невского района, которых нет на карте вот уже 40 лет. С лекцией на эту тему выступила краевед Ольга Юрьевна Маврина.

Власьевская и Варваринская... В 1976 г. они вошли в застройку улицы Братьев Грибакиных, — с тех пор не осталось ни одной постройки из тех, которые напоминали бы, что в начале ХХ века здесь были возведены 28 деревянных домов для рабочих Обуховского завода.

Крайние затруднения встречали рабочие этого предприятия, когда пытались найти себе помещение для жилья в частных домах села Александровского. Правда, до постройки колонии Власьевка завод уже строил новые дома для рабочих и мастеровых, но их явно недоставало.

В 1875 г. начальник завода А. Колокольцов, понимая важность привлечения хороших рабочих, обратился в Правление с предложением выстроить 10 деревянных двухэтажных домов, рассчитанных на четыре семьи каждый. Интересно, что на затраченный для постройки домов капитал не предполагалось получать какие либо проценты, а имелось в виду только его погашение в определенное число лет. Общая стоимость обошлась заводу в 52 тысячи рублей. Новые помещения были предоставлены лучшим из постоянных мастеровых и рабочих. Плату за квартиру, состоящую из трех комнат и кухни, взимали в размере четырех рублей в месяц, но без отопления, то есть без предоставления дров.

Благодаря заботам А. Колокольцова и качественной работе архитектора завода М. Бородатова, к концу XIX века вдоль Шлиссельбургского проспекта появились 24 дома. Рядом образовалась улица Колокольцова, существовавшая до 1961 г. (на некоторых старых картах она обозначена как переулок). Дома эти построены в 1876‒1894 гг., когда начальником завода и был А. Колокольцов; здесь же до 1918 г. находился и его дом. Всё это объясняет название улицы.

В исторической и краеведческой литературе в связи с колонией Власьевка допущен ряд ошибок, в том числе указывается неправильное количество домов и ошибочное время их постройки. Неточности, допущенные К. Горбачевичем и Е. Хабло, перешли затем в публикации Д. Шериха и С. Глезерова

Давайте разберемся, что же действительно называли колонией Власьевка? В 1904 г. Обуховский завод приобрел две десятины земли, на которой позже и построили дома для рабочих. С точными датами помогли разобраться документы завода, хранящиеся в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб.).

Они свидетельствуют, что 25 января 1905 г. в правление Обуховского сталелитейного завода от начальника завода генерал-лейтенанта Г. Власьева поступило обращение о строительстве 28 домов для рабочих.

В новом обращении от 5 февраля 1905 г. Г. Власьев писал: «Постройка домов предполагается на приобретенной от Александровского завода земле, по прилегающему к ней Троицкому переулку, группами по 14 домов в квартале, причем на 1 год средние 2 дома строиться не будут». По приложенному плану этажа, разработанному инженером Ф. Лумбергом, квартира должна была состоять из трех комнат и кухни.

К 15 февраля того же года уточнили, что полная стоимость строительства деревянного дома обойдется в 8 100 рублей, а каменного — в 12 500 рублей. Рабочие благоразумно отказались от проживания в каменных домах, сославшись на то, что первое время постройка будет сырой, поэтому уйдет много дров на обогрев, да и плата оказывается дороже, чем в деревянном.

С учетом мнения рабочих начальник завода Г. Власьев отдает предпочтение строительству домов из дерева, а для уменьшения возможности пожара предлагает строить их на достаточно большом расстоянии друг от друга (порядка 10 саженей), а в промежутках между ними сажать деревья.

В ЦГИА СПб. хранится договор на актовой бумаге от 18 мая 1905 г., по которому подрядчики Пантелеев и Иванов обязуются сдать готовыми для проживания 20 домов не позднее 1 октября 1905 г., остальные восемь — к 1 декабря 1905 г.

В документе от 7 июля 1905 г. впервые встречается название поселения: «Осмотр подвозимых материалов для постройки домиков для рабочих в колонии “Власьевка”…»

Из акта от 24 ноября следует, что «вполне оконченных для жилья домов нет (отсутствуют калитки, ворота), могут быть заселены только 5 домов — 1, 2, 3, 8, 9».

В воскресенье 4 декабря 1905 г. в 9.30 часов утра был отслужен молебен с водосвятием во вновь сооруженных домиках для рабочих в колонии «Власьевка».

Из 28 домов «в 10 домах работы настолько закончены, что часть их будет заселена на будущей неделе лучшими мастеровыми Обуховского завода, прослужившими на заводе до 20 лет и обремененными большими семьями».

В книге Н. Каптерева «Обуховский сталелитейный завод» (1908) указано, что 28 домов для рабочих были построены именно в 1905 г.

На самом деле все работы были завершены позже, что зафиксировано в соответствующем акте от 4 июня 1906 г.: «Осмотрели 28 домов колонии “Власьевка” и нашли все работы по постройке их законченными и исполненными удовлетворительно согласно проекту, смете и контракту. С настоящего 10 июня 1906 года все 28 домов приняты Обуховским заводом».

Однако полного расчета с подрядчиком не произвели, несмотря на то, что 5 июля 1906 г. им были выполнены сверхсметные работы — устроены деревянные мостки, окрашены масляной краской заборы и ворота.

Правление завода не оставляло без внимания построенные дома.

В сентябре 1906 г. осмотрены дома, недостатки указаны подрядчику. Во время повторного осмотра в октябре месяце дома найдены выполненными удовлетворительно (о том, что исправление дверей и окон закончено, подрядчик Иванов отчитался 16 октября). Однако вновь произведенный осмотр 28 ноября обнаружил плохое состояние штукатурки на капитальных стенах. Подрядчик исправил и эти недочеты.

Осмотрев состояние наружных дверей 3 апреля 1907 г., особая комиссия приняла решение: обить все 112 дверей клеёнкой по войлоку. Акт от 29 августа 1907 г. позволяет узнать фамилии обуховцев, которые первыми были заселены в эти дома: «В этом году были обиты двери в квартирах Гуцкова, Гаврилова, Шестакова и др.».

И, наконец, окончательный расчет с подрядчиком был произведен по акту от 29 августа 1907 г.

Когда же на картах Санкт-Петербурга появился сам топоним?

На плане 1909 г. нанесено название Власьевка, правда, на другой стороне Московской железнодорожной линии. Позже на планах 1914 и 1916 г. Власьевка обозначена тоже неправильно — на месте деревни Леснозаводской.

В юбилейной книге, посвященной 50-летию Обуховского завода, впервые приводится фотография колонии, на которой как раз и запечатлены эти 28 домов.

В 1922 г. на месте колонии были образованы две улицы — Власьевская и Варваринская.

В «Большой Топонимической энциклопедии Санкт-Петербурга» (2013) сообщается, что название Варваринской улицы «происходит от имени Варвары Лукиничны, жены начальника Обуховского завода <…> Г. А. Власьева». Позволю себе не согласиться с этим.

Дело в том, что здесь подразумевается первая жена Власьева, скончавшаяся в 1901 г. При этом выпущено из виду, что сам он воспоминаниями о ней вряд ли с кем и делился, во всяком случае публично, так как к моменту назначения на должность начальника завода в 1894 г. они уже около десяти лет вместе не жили. Проживал Г. Власьев с любимой женщиной Ольгой Николаевной Кобыльской. В 1885 г. у них родился первенец Борис, в 1887 г. появилась на свет дочь Ольга, а еще спустя два года — дочь Наталья. Оформить же официальные отношения О. Кобыльская и Г. Власьев смогли только после смерти Варвары Лукиничны.

Зная все эти даты, невозможно поверить, что улица названа в память первой жены Г. А. Власьева. Правда, от первого брака у Г. Власьева была дочь Варвара, но жила она отдельно от отца на 10-й линии Васильевского острова, д. 41 (по справочнику «Весь Петербург» на 1904 г.). Могло ли случиться так, что в названии улицы оказалось запечатлено ее имя? Подлинная история взаимоотношений дочери и отца нам неизвестна…

Своими воспоминаниями о жизни на Власьевской улице поделилась Татьяна Дмитриевна Рогозкина (Минькова), которая проживала на Власьевской улице с момента рождения в 1945 г. и до 1969 г., когда ее семья получила от завода квартиру в новом доме на ул. Тельмана.

Семья Миньковых проживала на Власьевской улице в доме № 14, квартира 3. Все дома были бревенчатые, обшиты некрашеной вагонкой. Со временем дерево потемнело и выглядело серым. У каждого дома с обоих торцов было по входу с крылечком и скамьей. С крыльца попадали в коридор, из него вела лестница на второй этаж. Под лестницей была кладовая — чулан, где хранились овощи, бочки с капустой и огурцами, а также корм для коровы. Здесь же в коридоре был и холодный туалет (дырка и яма). На дверях каждой квартиры висел ящик «для писем и газет».

Сама квартира состояла из трех комнат и кухни, как правило, в таком помещении проживало несколько семей. Входя в квартиру, сразу же попадали на общую кухню, где собирались все соседи. Отопление в домах было печное, на кухне стояла большая плита, которая топилась дровами. Летом пользовались керосинкой, которую ставили на плиту.

Из кухни двери вели в комнаты: две смежные, где жила семья Миньковых из четырех человек, и еще в одну комнату, которую занимала семья из трех человек. Комнаты отапливались круглыми печами. Первоначально все комнаты соединялись между собой, но позже дверь, ведущую к соседям, заколотили и оклеили обоями, после чего попасть к ним можно было только через кухню. Сначала водопровода в домах не было, за водой ходили на колонки, всего их было четыре на две улицы. В конце 1950-х гг. провели водопровод, а вскоре и газ. В сильные морозы бывало, что вода в трубах замерзала, тогда папа Миньковых брал паяльную лампу и отогревал трубу. Плита на кухне оказалась ненужной, и вместо нее появился большой буфет.

На Власьевской улице было много зелени: большие тополя росли в два ряда, около каждого дома был садик или огород. Помимо цветов в садике росли кусты крыжовника, ревень, огурцы в раме. У многих было свое хозяйство, держали свиней, кур. Миньковы держали свою корову Ночку, поэтому в доме всегда пили свежее молоко.

Двери в квартиры на замок запирались редко, а если и запирались, то ключ вешали рядом на гвоздик. За порядком на улице следил дворник дядя Ваня. Детям он казался очень большим и важным, ходил в белом переднике, с метлой на длинной палке, а на груди свисток…

Может быть, не так и важно сейчас, чьи имена носили Власьевская и Варваринская улицы, официально существовавшие с 1922 по 1976 гг. Только не хотелось бы, чтобы память об этом небольшом поселении вместе с его жителями, пережившими годы революций и блокады, растворилась во времени. Пока это возможно, важно собрать и сохранить для истории воспоминания тех, кто еще помнит об этом утраченном уголке Невского района. Потому что, по словам Д. С. Лихачева, исключительно «…в наших силах не быть равнодушными к нашему прошлому».

О. Ю. Маврина, краевед

Яндекс.Метрика