НЕВСКАЯ
централизованная
библиотечная
система

Санкт- Петербург, ул. Бабушкина, д. 64

   
Апрель 17
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Обзор содержания 3-го номера «Нового топонимического журнала» за 2014 г.

 

Третий номер «НТЖ» — тематический. Редакция журнала посвятила его одному из самых любимых петербуржцами, да и не только ими, мест Курортного района — Сестрорецку, трехсотлетие которого торжественно и празднично было отмечено в сентябре 2014 г. Впрочем, подробно об этой части текущего выпуска будет сказано ниже.

По традиции, продолжающейся уже несколько лет, почти каждый очередной номер журнала открывается статьёй о крупной, средней или малой водной артерии Северо-Запада, прежде всего — Ленинградской области. Вероятно, будет уместным констатировать, что постоянные авторы «НТЖ» Д.С. Рябов и Е.П. Сизёнов, ведущие эту тему, являются именно теми исследователями, кто окончательно создал форму и сформировал принципы жанра, который можно было бы обозначить как «речное историко-топонимическое путешествие».

На сей раз печатается первая часть работы Д.С. Рябова «Куда течёшь, река Нарова? Путешествие от истока до Нарвского водохранилища». Вне всякого сомнения, эта река заслуживает самого пристального внимания. Она занимает уникальное положение со всех точек зрения — географической, гидрографической и, разумеется, исторической.

В самом деле, в мире найдётся совсем немного рек, пограничных на всём своём протяжении между соседними государствами. При этом длина Наровы (Нарвы), разделяющей Россию и Эстонию, относительно невелика — чуть больше 76 километров, то есть по этому показателю она относится к малым рекам. Однако её естественная ширина очень значительна — в верховьях доходит порой до 900 метров, соответственно очень велик и расход воды, составляющий в устье 399 кубометров в секунду. Эти показатели позволяют поставить Нарову в один ряд с крупными реками мира.

Безусловно, роль Наровы в истории уникальна, поскольку на протяжении многих столетий эта водная артерия являлась природным рубежом между культурными пространствами Востока и Запада. Средневековые Ивангородская крепость и Нарвский замок — единственное в мире место, где расстояние между противостоявшими друг другу твердынями соседних государств составляет всего 150 метров.

Д.С. Рябов предлагает вниманию читателей подробный рассказ о топонимии, истории и культуре обоих берегов, начиная от двух населённых пунктов, стоящих друг против друга в истоке Наровы, по-видимому, уже более шести веков. Это эстонская деревня Васкнарва с существующими в ней руинами замка Ливонского ордена и русская деревня Скамья, в которой о седой старине сейчас вроде бы ничто не напоминает…

Публикация о Нарове составляет первую часть (она называется «Россия: города и веси») основной рубрики журнала — «Исторические исследования». Материалы её второй части («Петербург: город, пригороды, окрестности») на этот раз целиком связаны с Курортным районом.

Статья «Дача Новикова в Зеленогорске: следы былого» написана Н.Л. Токаревой. Этот дом необычной архитектуры в самом центре Зеленогорска — неординарный образец северного модерна, достопримечательность прежних Терийок, всегда привлекает общее внимание — и жителей города, и его гостей, и краеведов.

Подробно об истории особняка, окружённого садом с фонтаном и беседкой (точнее — тем, что от них осталось), и о его первом владельце И.И. Новикове в «НТЖ» уже было написано (см. публикацию А.Е.Браво и В.С. Котляра в№ 2/2009). Данная же статья посвящена результатам дополнительного натурного обследования этого памятника архитектуры федерального значения, уже много лет пребывающего, увы, в полном запустении. «Экспедиция» была предпринята в 2013 г. группой юных краеведов — учеников зеленогорской школы № 450, под руководством автора статьи Н.Л. Новиковой и при участии знатока старинных печей и каминов А.И. Роденкова.

Основной целью являлась попытка выяснить, из кирпичей каких именно производств сложены стены дома, как была устроена его отопительная система и что за изразцы использовались при облицовке печей. Затем результаты обследования были закреплены информацией, полученной из различных печатных источников. Основными из них, разумеется, являлись современные строительству здания каталоги заводов строительных материалов и изделий.

В конечном счёте, проведённая краеведами работа позволила более точно представить интерьеры дачных помещений. От их первоначальной отделки, по-видимому, мало что уцелело, но собранные сведения, несомненно, могут оказаться полезны для долгожданного восстановления здания, которое сейчас находится в частной собственности.

Кроме того, статья Н.Л. Новиковой будет интересна школьным специалистам по внеклассной работе с точки зрения методологии организации краеведческих занятий среди учащихся.

Кстати, упомянутый выше выпуск «НТЖ» пятилетней давности тоже был тематическим, посвящённым Зеленогорску, как и текущий, который связан с юбилеем Сестрорецка.

Не так уж часто известна точная дата основания города, имеющего многовековую историю. Днём основания Сестрорецка считается 20 сентября (н. ст.) 1714 г., когда Пётр I, осматривавший вскоре после Гангутского сражения возвращённые России земли, впервые вступил на берег реки Сестры. В 1719 г. здесь, в местности, получившей название Дубки, произошла закладка летнего царского дворца. По-видимому, почти сразу же у Петра возникла и мысль о строительстве поблизости оружейного завода.

Первые два века Сестрорецк, ныне входящий в городскую черту Санкт-Петербурга, развивался почти исключительно как заводское поселение. По аналогии сразу же вспоминается Колпино — другой крупный индустриальный центр, в настоящее время также в составе Петербурга. Действительно, казённые Сестрорецкий оружейный завод и колпинские Адмиралтейские Ижорские заводы были практически ровесниками, росли и развивались одновременно, следуя передовым технологиям в сфере своей деятельности.

Теснейшим взаимосвязям, изначально существовавшим между этими двумя важнейшими «оборонными» производствами, посвящена статья Е.П. Сизёнова «Сестрорецк и Колпино: Исторические параллели и пересечения». Это рассказ о русских людях и иностранцах — тех мастеровых, изобретателях, организаторах производства, инженерах, что составили славу российской научно-технической мысли. Это и рассказ о применявшихся ими уникальных технических решениях, и об архитектурных и инженерных памятниках, которые сохранились в двух современных городах в черте Петербурга, чья история имеет так много общего.

Между тем в последнюю четверть XIX века Сестрорецк, помимо собственно военного назначения, всё больше начинает приобретать роль дачного места, а затем — с появлением в 1896 г железной дороги вдоль побережья Финского залива — притягивать к себе благодаря набиравшему популярность Курорту, столь удобному из-за своей близости к столице, а следовательно, активно посещавшемуся настоящими и будущими знаменитостями.

В истории этой стороны жизни Сестрорецка есть ещё немало белых страниц-пятен, постепенно заполнить которые помогают фундаментальные источниковедческие исследования, проводимые историками и литературоведами при необходимости найти решение вопросов, связанных с краеведением и топонимикой. Где именно находились дома, в которых жили или бывали объекты их изучения? По каким улицам они передвигались? Как выглядели эти места в их время и что представляют собой сейчас?..

Тема, имеющая самостоятельное значение для изучения истории Сестрорецка конца позапрошлого века, возникла у кандидата филологических наук А.Г. Тимофеева, в настоящее время работающего над подготовкой к печати свода переписки поэта, прозаика и драматурга М.А. Кузмина (1872–1936) и советского дипломата Г.В. Чичерина (1872–1936) за 1889–1903 гг.

Речь идёт о первой половине 1890-х гг.— периоде, который для одного из корреспондентов был ещё вполне «долитературным», а для другого — «дополитическим». Поэтому название публикуемого в журнале исследования предельно лаконично: «Михаил Кузмин в Сестрорецке: Неизвестный адрес».

При комментировании переписки Кузмина и Чичерина, относящейся к указанному периоду, потребовалось локализовать, хотя бы гипотетически, местонахождение дачи Парфёнова, где Кузмин проводил летние месяцы 1894 г. Этот факт, как и то, что находилась дача на Дубковской улице, стал известен благодаря адресу на конверте одного из писем Чичерина. Сложность определения места заключалась в том, что данный сестрорецкий проезд современным топонимистам и краеведам неизвестен.

В результате проведённого поиска топонимическая история Сестрорецка рубежа XIX—XX веков оказалась существенно дополнена, в том числе благодаря введению в оборот плана 1898 г., ранее, судя по всему, в поле зрения местных краеведов не попадавшего (в «НТЖ» он воспроизведён).

Дополнительные, ранее не привлекавшие внимание литературоведов сведения о существовании и реконструкции Сестрорецкого Курорта в пореволюционные годы оказались выявлены в связи с обсуждением поэмы Кузмина о поездке в Сестрорецк, написанной в 1923 г. для готовившегося к печати, но так и не вышедшего из печати альманаха «Сестрорецк — курорт».

Наконец, в качестве примера из переписки Кузмина и Чичерина в конце исследования помещены два письма, связанные с Сестрорецком, которыми корреспонденты обменялись летом 1893 г. Сейчас они хранятся в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург) и Российском государственном архиве литературы и искусства (Москва). Ранее в печати эти послания не появлялись.

Вслед за материалами рубрики «Исторические исследования» значительное место в текущем номере «НТЖ» занимает «Официальный отдел». В нём приведены тексты 14 постановлений городского правительства, подписанных с 29 мая по 12 августа 2014 г. Несмотря на разворачивавшуюся в это время кампанию по выборам губернатора, нормальное течение городской жизни не должно было останавливаться.

Бóльшая часть принятых постановлений касается присвоения имён безымянным проездам, находящимся в Красногвардейском, Курортном, Невском, Пушкинском, Василеостровском, Центральном, Приморском и Московском районах. (В Невском районе наименование получил Белевский переулок, проходящий от улицы Седова до улицы Кибальчича.)

Обрели названия семь проектируемых и строящихся станций метрополитена, которые когда-нибудь (хотелось бы верить, что в обозримом будущем) появятся в Санкт-Петербурге на Васильевском острове, уже сейчас чрезмерно загруженном, и в районе Комендантского аэродрома, где поистине ударными темпами последние полтора десятилетия ведётся крупное жилищное строительство. Восьмая станция уже существует — вместо условного названия «Обводный канал — 2» она получила окончательное наименование «Каретная», по историческому названию местности, в которой находится.

Собственные названия присвоены трём безымянным скверам — отныне они будут называться в честь бортмеханика, Героя Советского Союза (посмертно) Викентия Грязнова, певицы Лидии Клемент, хирурга, писателя и общественного деятеля Фёдора Углова.

Имя Карла Фаберже присвоено Художественно-профессиональному лицею Санкт-Петербурга, гимназия № 209 в Центральном районе стала Павловской, а средняя общеобразовательная школа № 440 Приморского района получила имя П.В. Виттенбурга.

Пожалуй, самое главное — постановление о возвращении набережной Робеспьера исторического названия Воскресенская. Подобного шага Топонимической комиссии Санкт-Петербурга удалось добиться от городских властей впервые за несколько лет. Как известно, в своё время ими был введён негласный «мораторий» на какие-либо переименования объектов городской среды.

Завершает журнал рубрика «Книжный компас», в которой помещён отзыв Л.Д. Бурим «Проспект как слава» — о первом полноценном издании, посвящённом одной из важнейших городских магистралей. Рассмотрена книга А.Ф. Векслера и Т.Я. Крашенинниковой «Московский проспект: Очерки истории», вышедшая в 2013 г.

Г.Г. Мартынов, библиотекарь библиотеки № 2 им. Ф. Абрамова;

А.Г. Тимофеев, член редколлегии «НТЖ»

Яндекс.Метрика