НЕВСКАЯ
централизованная
библиотечная
система

Санкт- Петербург, ул. Бабушкина, д. 64

   
Апрель 17
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Обзор содержания 3-го номера журнала «Вопросы литературы» за 2013 г. подготовлен библиотекарем Г. Г. Мартыновым (библиотека № 2 им. Федора Абрамова).

Третий номер журнала «Вопросы литературы» («ВЛ») за 2013 г. открывается рубрикой «История идей» со статьей московского писателя, критика, литературоведа, доктора философских наук В. К. Кантора «Петр Столыпин в контексте русской культуры: Феномен длящейся истории».

Более ста лет прошло с того дня, когда выстрелы в Киеве оборвали жизнь этого крупнейшего государственного деятеля начала ХХ в., однако споры об оценке его личности и значении реформаторской деятельности на посту премьер-министра Российской империи по-прежнему не утихают. Очевидно, причину этого следует искать в том, что по-прежнему остаются неразрешенными «две трагические проблемы, рожденные русской историей».

Речь идет о проблемерусского бунта, или, как назвал ее Федор Достоевский, проблеме бесовщины, и, как следствие, неразрывно связанной с ней проблемой отсутствия в национальной ментальности представления о частной собственности. Автор статьи рассматривает попытки преодоления этих проблем как две основные линии в деятельности П. А. Столыпина, проводя неизбежные параллели между прошлым и настоящим.

—————

Основной в третьем номере «ВЛ» является рубрика «Из истории эмиграции», публикации которой посвящены исторической миссии русской эмигрантской литературы (первой волны). С тех пор как начиная с 1986 г., после долгих десятилетий категоричных советских запретов, постепенно явилась возможность свободно о ней говорить и писать, в российской печати опубликованы уже многие сотни работ, освещающих данную тему. Тем не менее она все еще отнюдь не исчерпана.

Понятно, что деятели литературы, как и все другие русские эмигранты, в первые годы после революции по понятным причинам не имели возможности получать во всей полноте объективную информацию о происходящем на родине. Отчасти по этой причине в течение нескольких лет после окончания Гражданской войны в значительной части эмигрантской среды все еще сохранялись определенные иллюзии, касающиеся недалекого возвращения, да и воспоминания оставались, потому что, как впоследствии написал В. В. Набоков, «однажды увиденное не может быть возвращено в хаос никогда».

Статья кандидата филологических наук из Санкт-Петербурга Е. Р. Пономарева «“Берлинский очерк” 1920-х годов как вариант петербургского текста» раскрывает именно тот, самый первый период эмигрантского «вспоминания». Разумеется, это отнюдь не случайно, поскольку, по словам автора, «литературное “двойничество” Петербурга и Берлина олицетворяет духовную общность русской и немецкой культур, ярко проявившуюся именно в 1920-е годы в среде русских беженцев».

К тому же в тот период разрыв между двумя ветвями русской литературы ХХ в. еще только устанавливался. Поэтому тема рассматривается, прежде всего, на примере произведений «путешественников» — Владимира Маяковского, Ильи Эренбурга, Владимира Лидина (Гомберга) и других. Формально созданные ими тексты принадлежат к «советской литературе», фактически — «как правило, повторяют те же значения и оценки, которые встречаются у авторов, проживавших в Берлине постоянно — эмигрировавших временно или навсегда».

На другом полюсе тогдашнего эмигрантского мира находились главные города «русского Китая» — Харбин и Шанхай. В текущем номере «ВЛ» доктор исторических наук А. А. Хисамутдинов поместил статью, которая так и называется — «Русский литературный Шанхай».

Тема эта весьма интересна и до сих пор недостаточно изучена по причине отсутствия в крупнейших мировых книгохранилищах и архивах соответствующих полноценных коллекций. Это справедливо отмечено и в начале работы. Тем не менее собственную задачу автор статьи увидел все же не в поиске и введении в научный оборот каких-либо новых, ранее неизвестных материалов, но всего лишь «решил объединить обрывочные сведения и еще раз перелистать сочинения русских “шанхайцев”».

Но что именно может дать сейчас профессиональному историку литературы русского зарубежья (а «ВЛ» — журнал именно для профессионалов), например, простое перечисление авторов двух сборников «Врата» (1934–1935)? Подобные сведения с полным основанием действительно можно назвать именно «обрывочными», — тем более что содержание их обоих Н. А. Богомолов подробно расписал еще в 1994 г. в указателе «Материалы к библиографии русских литературно-художественных альманахов и сборников. 1900—1937» (том 1). Однако А. А. Хисамутдинов на это издание так ни разу и не ссылается.

Из основных справочников по заявленной теме в его статье присутствуют только два. Во-первых, «Словарь русских зарубежных писателей» В. Булгакова (публ. 1993), — но его содержание давно уже полностью перекрыто другими, значительно более полными энциклопедическими изданиями. Во-вторых, «Русская печать в Китае, Японии и Корее: Каталог собрания Библиотеки им. Гамильтона Гавайского университета» П. Полански (2002), — который и вышел под научной редакцией самого А. А. Хисамутдинова…

Остается только добавить, что автор, профессор кафедры издательского дела Гуманитарной школы Дальневосточного федерального университета (Владивосток), как будто бы не воспользовался даже сведениями из 8-томного указателя В. Н. Чувакова «Незабытые могилы. Российское зарубежье: некрологи. 1917—2001», осуществленного Российской государственной библиотекой в 1999—2007 гг. В противном случае, скорее всего, значительно менее «обрывочными» оказались бы приводимые в статье биографические данные о поэте Н. Д. Шилове, писателе-маринисте Б. П. Апрелеве, журналисте М. А. Щербакове и многих других лицах, упоминаемых лишь только с одним инициалом имени.

Вернемся в Европу. «Эмигрантский “анахронизм” и советская “мощь”: Бунин и английский диалог о русской эмиграции и советской России» — так называется статья кандидата филологических наук С. Б. Климовой из Нижнего Новгорода. В основу ее работы положен сравнительный анализ оценок культуры русского зарубежья и советской культуры, содержащихся в рецензиях и отзывах ежемесячника «Крайтерион» (“Criterion”). Их автор Джон Курнос — британский писатель, постоянный рецензент русско-советских журналов во 2-й половине 1920-х — 1930-е гг.

По мнению Дж. Курноса, с течением времени литературное творчество эмигрантов чем дальше, тем больше отличалось «чрезмерной консервативностью», перерастающей в «творческое бессилие»; следовательно — и явным социально-политическим равнодушием, «едва ли не предательством родины». В основе же советского искусства лежала усиливающаяся год от года «идея движения, молодой энергии» (на самом деле оценки советских литературно-художественных журналов во мнении рецензента не столь однозначны).

Соответственным образом в британской литературной критике указанного периода сложился взгляд на И. А. Бунина «как на устаревшего бытописателя». Как литератор «нелиберальный» и «несоциалистический», «как человек открытых антисоветских убеждений»,он подвергся в то время резкой критике.

Несомненно, в своей первооснове такие оценки имели политическую подоплеку. Достаточно вспомнить хотя бы то — правда, в статье С. Б. Климовой об этом не упомянуто, — что на выборах 1924 г. в Великобритании впервые победила лейбористская партия с левоцентристской идеологией, после чего правительство Его Величества сразу же установило с Советским Союзом дипломатические отношения на уровне посольств.

В результате шлейф подобного подхода к русской литературе ХХ в. в английском литературоведении, да и не только в нем, тянулся вплоть до 1960-х гг., после чего постепенно стало появляться понимание того, что это — две ветви одного феномена, неразрывно связанные между собой. С 1980-х гг. изучение советской и русской зарубежной литературы как единого художественного пространства стало одной из актуальных задач русистики.

Дальнейшей разработке этой общей проблемы посвящена следующая статья текущего номера «ВЛ» — «Мотив крушения ценностей в пьесах о революции: Опыт типологического анализа» доктора филологических наук, старшего научного сотрудника филологического факультета МГУ А. В. Злочевской.

Данная работа предпринята с целью выявления и анализа «структурообразующей типологической параллели» между драмой М. А. Булгакова «Дни Турбиных» и пьесами авторов русского зарубежья И. Д. Сургучева «Реки Вавилонские» и М. А. Алданова «Линия Брунгильды».

Вывод заключается в том, что во всех трех произведениях, безусловно, прослеживается «типологически сходное осмысление революционной ситуации 1918–1919 годов и ее последствий: крушение старого мира привело к деструкции всей аксиологии человеческой жизни».

Критик, литературовед, американский доктор философии по русской литературе Е. И. Винокурова из Урбаны напечатала большое исследование «Набоков и Берберова», посвященное их взаимоотношениям в 1930-е гг. Его особая ценность заключается в широком цитировании взаимной переписки из личных архивов двух этих писателей-эмигрантов первой волны (ныне хранятся в США). Также использована еще не опубликованная переписка Н. Н. Берберовой и Р. Н. Гринберга.

Следующая затем статья «Иррациональность жизни по шахматным законам: на примере романа В. Набокова “Защита Лужина”» написана запорожским «филологом и литературоведом» Д. С. Муравским, которому, судя по рубрике «Сведения об авторах», всего-то 17 лет.

Впрочем, это может быть опечаткой. Однако, как бы то ни было, обнародованный в профессиональном журнале текст отличается от других невнятностью, обрывочностью и поражает полным отсутствием ссылок на литературу, даже на источник цитирования произведений самого Набокова.

В целом же складывается впечатление, что Д. С. Муравский имеет какое-то отношение либо к игре в шахматы, либо к поставленным им во главу угла «гениальности» и «аутизму» (или «раннему детскому аутизму»). Для последнего, согласно приведенному определению (единственная ссылка на всю статью), «характерны, в первую очередь, отсутствие связи с реальной действительностью и озабоченность собственными переживаниями».

Рубрика «Русские в Италии» названа в соответствии с осуществляемым сейчас масштабным проектом, возникшем в 2005 г. благодаря инициативе группы ученых-славистов из университетов Милана, Пизы, Салерно и Венеции, которые «задались целью восстановить подробную картину присутствия русских» в Италии в первой половине ХХ в.

«ВЛ» публикует большое интервью кандидата философских наук, доцента А. В. Ямпольской с координаторами проекта профессорами Антонеллой д’Амелия и Даниелой Рицци, подробно рассказавшими о работе над созданием соответствующего электронного информационно-справочного ресурса. В конечном итоге он должен состоять из пяти разделов: архивы; словарь (энциклопедия) русской эмиграции в Италии; русские места в Италии; неизданное; публикации.

По материалам энциклопедии в «ВЛ» напечатаны словарные статьи: Д. Рицци. Шаховская Н. Д. (с использованием ее рукописи «Зарисовки», хранящейся в частном архиве наследников Шаховской в Риме); Гардзонио С. Фелин О.; Гаретто Э., Рицци Д. Синьорелли (Ресневич) О.; Рицци Д. Яковенко Б. В. (с использованием материалов Отдела рукописей Российской государственной библиотеки — ОР РГБ); Бегэн Л. Гинзбург Л. Ф.; Д’Амелия. Дом искусств Брагалья — «место встречи русских и итальянских художников в Риме».

Группа публикаций о литературе русского зарубежья первой волны завершается рубрикой «Портретная галерея» со статьей московского прозаика, литературоведа и литературного критика Л. В. Поликовской «“От национального к общечеловеческому”: Эпизоды из жизни Михаила Осоргина».

В работе преимущественно рассматривается период второго брака М. А. Осоргина с Рахилью Григорьевной Гинцберг и связанные с ним обстоятельства и события в Италии, послереволюционной России и эмигрантском Париже. Новые данные приведены по материалам Государственного архива Российской Федерации, Отдела рукописей Российской государственной библиотеки, Российского государственного архива литературы и искусства (РГАЛИ).

————

Тема современной художественной литературы представлена рубрикой «Литературное сегодня», в которой помещены материалы ежегодной Букеровской конференции 2012 г. (напомним, что «Русский Букер» — это старейшая в России независимая литературная премия, основанная в 1991 г.).

Конференция проходила в режиме «телемоста»: к Москве присоединились Санкт-Петербург, Пермь, Ростов-на-Дону и Тольятти. Основную тему, поставленную на обсуждение, сформулировал литературный секретарь Букеровской премии профессор Игорь Шайтанов: «Вопрос о литературе в сегодняшней культурной ситуации. Оставляет ли эта ситуация какие-то надежды на литературное будущее, можно ли надеяться, что зрительный нерв и музыкальный ритм современности полностью не уничтожат слово как таковое — и в слове останется своя самобытность?» Иными словами: какие задачи стоят перед писателем и традиционной книгой в эпоху всепоглощающих электронных технологий?

В конференции приняли участие прозаики, критики и литературоведы Владимир Новиков, Наталья Иванова, Дмитрий Бак и другие. Слова писателя, журналиста, культуролога и «интернет-деятеля» Сергея Кузнецова: «Если в человеке есть ответственность за слово, которое он говорит, то Интернет ему служит поддержкой, а не помехой. А если, наоборот, у писателя есть установка на спонтанность высказывания, то и отсутствие Интернета ему не поможет».

Приведем мнение еще одного участника конференции, литературного критика, соредактора журнала «Звезда» Андрея Арьева: «Современная проза, по-моему, <…> выхода в культуру не имеет. О чем пишут нынешние, даже самые талантливые, писатели? — О некоем гетто; гетто ли избранничеств, гетто ли изгнания <…>. …все пишут об этом гетто, но прорыв из этого гетто отсутствует. А так как он необходим (в гетто жить невозможно!), все выливается в очередную эротику <…>: это тоже весьма показательно для современной “зрительной” культуры — эротику можно продемонстрировать, она очевидна, тогда как любовь — это чувство, которое необходимо понимать.

Так что я думаю, что будущее — за романами, написанными культурными людьми».

Следом в рубрике «Лица современной литературы» — три аналитические статьи.

В статье под названием «Тайна исповеди» кандидат филологических наук и литературный критик Е. А. Иванова из Саратова говорит о Майе Кучерской, иногда называемой православным писателем, хотя она сама и не согласна с такой принадлежностью. Несмотря на наличие в ее «активе» всего «четырех крупноформатных текстов» (под которыми подразумеваются повесть, разножанровый цикл, два романа) и нескольких рассказов,в последние годы каждыйее «литературный опыт становился не просто поводом для серьезной дискуссии, но и заметным событием в нашей не слишком богатой событиями литературной жизни».

Под последним утверждением, безусловно, следует понимать отсутствие в нынешнем литературном процессе по-настоящему знаковых имен и произведений, несмотря на существование множества разнокалиберных литературных премий, при помощи которых писательское сообщество не всегда успешно пытается выдавать на-горá «шедевры» современной прозы и поэзии.

Однако подлинная популярность не может быть принудительной. Тем более прийти благодаря смачному описанию известного рода сюжетов с обильным употреблением неудобных в печати слов, придумыванию разного рода нелепых псевдонимов, кичливым упоминаниям о включении в «лонг-листы» и «шорт-листы» (как будто нет возможности использовать русские аналоги этих терминов — «длинный» и «короткий» списки). Именно по этим причинам книга Марии Кучерской «Тетя Мотя» и стала победителем Национальной литературной премии «Большая книга» 2013 г. по итогам читательского голосования…

Вторая статья — «Человек системы» написана журналистом и литературным критиком А. Н. Роговой, живущей в Мытищах. Она посвящена творчеству Александра Терехова, лауреату премии «Национальный бестселлер» 2012 г. за роман «Немцы», в котором, как сообщалось, автор «художественно переосмыслил свой опыт работы в должности директора пресс-центра префектуры Западного административного округа Москвы в 1999–2008 годах».

За несколько лет до этого была еще и вторая премия «Большая книга» за роман «Каменный мост», сюжет которого, извлеченный Александром Тереховым из архивов госбезопасности, «основан на расследовании загадочного убийства и самоубийства двух парней и девушки из числа детей высшей сталинской элиты на Каменном мосту в 1943 году». Несмотря на то что в 2008 г. это произведение оказалось действительно литературной сенсацией, критические отзывы, обзор которых дается в этой статье, были скорее отрицательные, чем положительные. Не оттого ли отчасти, что оказался лишенным «признания» ряд других представителей литературного процесса, считающих себя гораздо более «популярными»?

Таким образом, остается процитировать только начало статьи А. Н. Роговой: «Александр Терехов оказался в числе немногочисленных сюрпризов отечественной современной литературы, одним романом перескочив из малоизвестных, редко публикующихся авторов в передовые ряды писателей, чьи книги раскупают нарасхват и награждают всеми существующими премиями», — и ее окончание: «И даже если пока неизвестно, какие сюрпризы готовит Александр Терехов в дальнейшем, уже сегодня можно с уверенностью сказать, что он — один из самых специфичных и неожиданных современных российских писателей».

Третья статья для рубрики «Лица современной литературы»«Символ великого доверия» предоставлена московским прозаиком, журналистом и театральным критиком Г. Л. Аросевым. Он написал о творчестве Марины Степновой, в 2012 г. получившей третью премию «Большая книга», а в других случаях несколько раз входившую в пресловутые «длинные» и «короткие» списки номинантов.

—————

Следующая затем рубрика «Синтез искусств» возвращает к вершинам отечественной литературы и литературоведения ХХ в. Статья кандидата филологических наук Я. А. Шуловой «Сценический вариант романа Андрея Белого “Петербург”» реконструирует подробности процесса работы над тремя редакциями инсценировки этого произведения, предпринятыми в середине 1920-х гг. для постановки в «Московском Художественном театре (втором)».

Сравнительный анализ текстов выполнен на основе подлинных документов из архива Андрея Белого, хранящихся в архивах Москвы и Санкт-Петербурга — ОР РГБ, РГАЛИ, Отделе рукописей Государственного Центрального театрального музея им. А. А. Бахрушина (в том числе переписки М. А. Чехова), Отделе рукописей Российской национальной библиотеки. При этом стоит отметить, что сам автор данного серьезного исследования живет и работает в Вологде.

В рубрике «Век минувший» — статья «“Шевченковский текст” Ивана Дзюбы»,написанная Ю. А. Барабашем, доктором филологических наук, профессором, главным научным сотрудником Отдела литератур народов России и СНГ Института мировой литературы им. А. М. Горького.

Статья начинается с личных воспоминаний о встречах с И. М. Дзюбой (р. 1931) — украинским литературоведом, публицистом и диссидентом, в 1973 г. репрессированным, а ныне являющимся академиком-секретарем отделения литературы, языка и искусствоведения Национальной академии наук Украины. Затем следует подробный анализ его многочисленных работ, посвященных жизни и творчеству Т. Г. Шевченко, прежде всего в контексте взаимосвязей с русской и западноевропейскими литературами.

Сам же Ю. А. Барабаш объясняет актуальность своей работы тем, что в настоящий момент «в Украине идет острая борьба “за” и “против” национальной культуры, языка, нравственных традиций и ценностей, и Тарас Шевченко, его наследие, само имя его закономерно оказались в водовороте этой борьбы».

Рубрика «Над строками одного произведения» знакомит с главами из еще не вышедшей книги с парадоксальным, казалось бы, названием «Белогвардеец Валентин Катаев», написанной кандидатом педагогических наук О. В. Кудриным.

Закономерный вопрос: насколько правомерно называть так лауреата Сталинской премии второй степени 1946 г., получившего ее за хрестоматийную повесть «Сын полка»?.. Для начала следует вспомнить о том, что более никаких других премий В. П. Катаев не получал, в «шорт-» и «лонг-листы» тогдашних премий не входил. Зато литературную деятельность начал в 1910 г., за участие в Первой мировой войне был награжден двумя Георгиевскими крестами и орденом Св. Анны IV степени с надписью «За храбрость» (эта награда вместе с первым офицерским чином дала ему право на получение личного дворянства), а в 1966 г. в числе других 25 деятелей культуры и науки подписал письмо против реабилитации И. В. Сталина…

Публикация О. В. Кудрина называется «Время вперед, к Апокалипсису!» и состоит из двух глав. Заглавие первой из них — «Тест Бунина»; в ней на основании дневниковых записей И. А. Бунина начиная с 1919 г. раскрывается эволюция отношения к В. П. Катаеву, который, как известно, считал будущего лауреата Нобелевской премии по литературе своим единственным и главным учителем среди писателей-современников.

Вторая глава озаглавлена «Двуликий Апокалипсис». Здесь имеет место подробный разбор романа-хроники В. П. Катаева «Время, вперед!» (1931–1932). По словам О. В. Кудрина, это произведение «считается началом его (В. П. Катаева. — Г. М.) полной идеологической и творческой капитуляции перед советской властью. <…> Но если бы все было именно и только так, разве мог бы Бунин хорошо относиться к “Вале Катаеву”?! Нет. Значит, и здесь речь идет о “расширении зрения”, только уже не “внезапном”, а системном, общем для Учителя и Ученика».

Завершает группу историко-литературных материалов рубрика «Публикации. Воспоминания. Сообщения», которая обращает читателей к теме литературы русского зарубежья, но уже третьей волны.

Продолжающаяся публикация документов из архива Василия Аксенова (см. «ВЛ», 2011, № 5 и 2012, № 4) на этот раз «посвящена переписке, демонстрирующей разногласия и конфликты, существовавшие в русской эмиграции» в канун проведения калифорнийской конференции по русской литературе 1981 г.

Московский филолог и литературовед В. М. Есипов напечатал взаимную переписку, которую в феврале–августе 1981 г. В. П. Аксенов вел с Владимиром Максимовым, Сергеем Довлатовым, Андреем Седых (Цвибаком) и Эдуардом Штейном. Завершают публикацию две записи Майи Аксеновой, первая из которых сделана 28 марта (в день смерти Юрия Трифонова), вторая — 21 мая 1981 г., спустя несколько дней после завершения работы калифорнийской конференции.

В связи с тем, что «вновь печатаемые письма» предоставляют хорошую возможность оценить те давние споры «с дистанции времени», редакция «ВЛ» сопроводила их публикацию двумя связанными по теме статьями: «Разомкнуть круг нетерпимости» киевского литературного критика, эссеиста и публициста Е. Л. Гофмана и «Без гнева и пристрастия» кандидата филологических наук Е. Ю. Скарлыгиной. Первая из них посвящена «Саге о носорогах» В. Е. Максимова (1979), вторая — общей характеристике состояния эмигрантской литературы в 1970-е гг.

В дополнительную подрубрику «Полемика» выделена заметка В. М. Есипова «О конфликте Василия Аксенова с Иосифом Бродским».

—————

В рубрике «Книжный разворот» — рецензии на несколько книг московских и петербургских издательств 2011–2013 гг. по литературоведению и философии: «Вольный ямб русской поэзии XVIIIXIX вв.: жанр, стих, стиль» С. А. Матяша; «Самосуд неожиданной зрелости. Творчество Сергея Гандлевского в контексте русской поэтической традиции» Артема Скворцова;«Франц Кафка в русской культуре», подготовленный А. О. Филипповой-Чеховой.

—————

Завершает № 3 «ВЛ» за 2013 г. рубрика «В шутку и всерьез» с первой публикацией коллективного текста «Томление тела» (1913), сохранившегося в архиве Иванова-Разумника (Р. В. Иванова) в Отделе рукописей Института русской литературы (Пушкинский Дом) и подготовленного к печати В. И. Хазаном.

В этом небольшом романе-пародии остроумно описывается «творческое состояние» широко известного в России в начале ХХ в. беллетриста и драматурга Осипа Исидоровича Дымова (1878–1959) накануне того, как он эмигрировал в Америку и сменил «писательскую марку — национально-литературную принадлежность и основную читательскую аудиторию (переход с русского языка на идиш)». Без сомнения, это произведение заслуживает внимательного научного изучения.

Яндекс.Метрика