НЕВСКАЯ
централизованная
библиотечная
система

Санкт- Петербург, ул. Бабушкина, д. 64

   
Январь 22
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

20 ноября, в субботу, в Рыбацкой библиотеке состоялось заседание общества родословов и краеведов «Память рода». На нем были представлены два свежих номера краеведческого листка «На двух берегах», подготовленные руководителем общества Г. И. Махаевым: ноябрьский номер и спецвыпуск листка с большой статьей Е. Ю. Леоновой о родных местах первых рыбацких жителей, переведенных в Приневье из подмосковных сёл. Участники заседания поделились последними новостями, сделали рабочие объявления и внесли свои предложения о приглашении новых докладчиков на ближайшие собрания.

Г. И. Махаев выступил с докладом о своем двоюродном деде родом из г. Мышкина – известном петербургском книгопродавце-букинисте, писателе-мемуаристе Николае Ивановиче Свешникове (1839–1899). По причине своих профессиональных забот тот был знаком со многими писателями своего времени и был хорошо известен в обществе.

В 1889 году в журнале «Русская мысль» был опубликован очерк Николая Лескова «Спиридоны-повороты». А незадолго до этого в гостях у Лескова побывал Свешников с рукописью своих воспоминаний. Его записки произвели на Лескова сильное впечатление, были куплены писателем и изданы под названием «Спиридоны-повороты» – так в Петербурге называли бездомных, не имевших паспорта, лишённых права проживания в столице, но постоянно возвращавшихся в неё. Это произведение вызвало к себе всеобщий интерес в российском обществе, удостоилось похвал критиков, возмущенных поступком Лескова, записавшего авторство себе. Летом 1889 г. Лесков писал в Москву издателям журнала «Русская мысль»: «Мой придворный поставщик редких книг, букинист Николай Иванович Свешников, два года тому назад запил, просрочил паспорт, пропал из вида и, наконец, на сих днях возвратился и предстал полунагой с рукописью о претерпенных им злоключениях, практикуемой теперь в огромном размере «высылкой на родину». Рукопись, разумеется, неискусная, но с содержанием очень жизненным. Я из неё сделал очерк, представляющий явление новое и нигде никем не описанное. Да его и не может составить никто иной, кроме мужика, который сам всё там изложенное видел и претерпел на своей шкуре». В дальнейшем Свешников уже самостоятельно под собственным именем опубликовал два других своих произведения, став автором мемуаров «Воспоминания пропащего человека» (1896) и книги очерков «Петербургские Вяземские трущобы и их обитатели» (1900).

Культура городских низов особо не замечалась большинством литераторов, воспринималась как пошлая, ущербная и грязная. Воспоминаний о жизни и быте городского простонародья было крайне мало. «Душеполезные» книги Н. И. Свешникова – из их числа. Их отличает широта охвата описанных мест и многообразие героев, точность и выразительность описаний. Жизнь самого Свешникова была изломана пьянством. Пили тогда многие литераторы-разночинцы, но подробно рассказать о возникновении и последствиях этого недуга решались немногие, и среди них – Свешников. Даже на фоне произведений других известных авторов мемуары и переписка Свешникова потрясают своей достоверностью, искренностью и безысходностью».

В этом году Г. И. Махаев переиздал книгу очерков своего родственника «Петербургские Вяземские трущобы и их обитатели»: «Эта вещь производит куда более сильное впечатление, чем, например, «На дне» Горького». Экземпляр этой книги теперь есть и в Рыбацкой библиотеке.

А. А. Лобов, заведующий сектором краеведения Рыбацкой библиотеки